Китайский прищур кубинской разведки

нам пишут
просмотров 648

Как Россия потеряла в Лурдесе более 3 млрд. долларов

«Куба — любовь моя». Эта песня была популярной в Советском Союзе. Хотя мало кто тогда сумел побывать на Острове свободы. Нам с Олегом Ивановым повезло: сначала учились вместе с кубинцами, потом работали в Гаване и других городах в служебных командировках. Недавно кубинские друзья вновь напомнили о себе.

Привет от «русского мулата»

Телефонный звонок внезапно разбудил в пять утра:

— Привет, это Олег. Приезжай в Шереметьево. Тебе с Кубы ром передали для твоего любимого «Мохито». Заодно расскажу о своей поездке в Гавану. У меня до вылета в Питер ровно четыре часа.

Хорошо, что рано утром на Ленинградке еще нет пробок. Через час мы с Олегом Ивановым уже пили кофе в аэропорту, вспоминали Кубу и друзей молодости.

— Помнишь, Рауля со спецфакультета? Теперь он большой человек в кубинском ГУРе.

Когда мы познакомились, Рауль, правда, не Кастро, был только лейтенантом Главного управления разведки (ГУР) Кубы. За четыре года учебы в СССР он прекрасно выучил язык Пушкина. Поэтому мы окрестили его «русским мулатом».

Сблизила нас боксерская секция. У «русского мулата» удар был, почти как у его знаменитого земляка Стивенсона. Мы с Олегом свои первые нокауты получили от Рауля. Но зато в те годы стали друзьями неразлейвода.

В советское время кубинцев не зря считали самыми лучшими союзниками. Те, кто вместе с ними сражался в Анголе или Мозамбике, могут подтвердить это. А кубинских разведчиков за стойкость и мужество называли сделанными из стали. Такую характеристику им дал друг Че Гевары, генерал-лейтенант Службы внешней разведки России Николай Леонов. Не секрет, что после революции именно наши чекисты помогали создавать новые спецслужбы Острова свободы. Тогда на внешний мир разведчики Кубы смотрели глазами своих советских учителей.

Сверхсекретный подарок Бушу

Олег делился впечатлениями от поездки на Кубу. Народ живет там бедновато, но весело. И к русским по-прежнему очень теплое отношение. Правда, у военных нет-нет да и проскальзывают нотки обиды: мол, ваши правители спелись с янки, а нас бросили в самый трудный момент. И сразу в разговорах возникает тема Российского электронного центра в Лурдесе. До закрытия этого стратегического военного объекта, находящегося рядом с побережьем США, кубинская разведка получала от россиян всю информацию, касающуюся безопасности их страны. И наши, конечно, не были внакладе.

По оценке Рауля Кастро, Центр радиоэлектронной разведки обеспечивал России поступление до 70% всей разведывательной информации по Соединенным Штатам. Центр в Лурдесе был настоящим Клондайком разведывательной информации. Особенно научно-технической. Специалисты утверждают, что электронный — это самый выгодный вид промышленного шпионажа. Один рубль, вложенный в радиотехническую разведку, приносит двадцать рублей прибыли.

Но российские власти решили сэкономить и своими руками зарубили «курицу», несущую золотые «разведяйца». В ту пору довелось брать интервью у начальника Генерального штаба Анатолия Квашнина. Тот тогда горячо заверял, что опасность России грозит с юга. А США становятся нам чуть ли не другом и союзником. Поэтому нужны спутники, чтобы вести наблюдение за террористами. И лучше закупить примерно 100 современных РЛС и 20 космических аппаратов, чем держать базу на Кубе. Мол, ежегодная экономия составит только на арендной плате 200 млн. долларов. Эти деньги пойдут на закупки новых техники и вооружения.

Эх, как же лукавил генерал армии! Он наверняка знал, что ни копейки военным не перепадет. Расчеты за аренду Центра велись по системе взаимозачетов. Когда Россия повысила в три раза цену за поставляемую на Кубу нефть, кубинцы увеличили арендную плату со 160 млн. долларов до 200 миллионов. При СССР за Центр в Лурдесе с нас не требовали ни копейки.

Блефом оказалась и якобы техническая отсталость нашего электронного Центра на Кубе. Мол, в связи с переходом Пентагона, ЦРУ и других ведомств США на цифровые виды связи само пребывание разведцентра на Кубе попросту теряло всякий практический смысл. Потому что находящаяся в Лурдесе электронная техника ГРУ могла обеспечить перехват аналоговых сообщений, проводить же дешифровку «цифры» ей было не под силу.

Олег, служивший в Лурдесе, при этом «доводе» лишь горько усмехается:

— В 1997 году закончилась модернизация Центра. Завезли совершенно уникальное, супердорогое оборудование. Да с его помощью мы эту «цифру» щелкали как орешки. Помню, смеялись над сообщением Агентства национальной безопасности США, которое докладывало Конгрессу, что русские потратили на Лурдес свыше 30 миллиардов долларов. Тут они по себе мерили. Один нолик явно приписали.

Впрочем, и 3 млрд. долларов тоже на дороге не валяются. Такова цена сверхсекретного подарка Бушу к его встрече с Президентом России.

Справка «АН»

Главное управление разведки (ГУР) Кубы отвечает за внешнюю разведывательную деятельность. Оно было образовано в конце 1961 года. Сейчас состоит из шести департаментов: политико-экономического, разведки, внешней контрразведки, военной разведки, технического обеспечения, информации и подготовки. Политико-экономического департамент состоит из четырех управлений: Восточная Европа, Северная Америка, Западная Европа и Африка-Азия-Латинская Америка. Департамент внешней контрразведки отслеживает деятельность иностранных спецслужб. Военная разведка координирует обмен информацией о вооруженных силах США и данными радиоэлектронной разведки с китайским центром на Кубе. Управление военной контрразведки ведет контрразведывательную деятельность, радиоэлектронную разведку и радиоэлектронную борьбу с США. Департамент техобеспечения отвечает за изготовление поддельных документов, поддержку и разработку систем связи с агентурой. Служба информации и подготовки занимается анализом разведывательных данных.

Свято место пусто не бывает

Оставалось еще полчаса до посадки на рейс Олега. Не удержался и спросил:

— Как там наше бунгало? Или в Лурдесе уже китайцы?

— Не знаю. Рауль отговорил туда ездить, чтобы лишний раз не расстраиваться. А у китайской разведки свой электронный центр появился еще до нашего ухода. В Лурдесе им делать нечего. Они сейчас осваивают бухту южнее. Раньше там был пункт технического обслуживания (ПТО) советского флота. Стояли наши корабли, моряки купались, отдыхали. Классное место! Говорят, скоро в этой бухте сделают все необходимое для захода первого китайского авианосца.

— Наш бывший «Варяг» под китайским красным флагом в нашем кубинском ПТО…

— На Кубе, — сказал Олег, — привыкли к появлению кораблей под красным флагом. Вот и «русский мулат», считает именно Китай наследником всего лучшего, что было в СССР. Но пока хоть и щурится по-китайски, но русских друзей, как видишь, не забывает.

Мнение эксперта

Генерал-полковник запаса Леонид ИВАШОВ — президент Академии геополитических проблем, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России.

— Леонид Григорьевич, что потеряла Россия, уйдя с Кубы?

— Очень многое. Но я бы выделил три момента. В первую очередь наша элита потеряла политическое доверие. И не только правительства, народа Кубы, но и других стран. Никого в мире не украшают такие поступки. Недаром Фидель Кастро прямо назвал это предательством.

— Первым аспектом вы назвали политический. А второй?

— Вторая потеря — чисто военная. Этот электронный центр, расположенный всего в 90 милях от США, являлся главным элементом системы раннего предупреждения о внезапном ракетно-ядерном нападении. Там были отработаны такие уникальные методики, которых не было ни у кого в мире. С закрытием этого Центра безопасности страны нанесен колоссальный ущерб.

— Правда ли, что только модернизация российского электронного центра, которая завершилась в 1997 году, стоила свыше 3 миллиардов долларов?

— Официально Центр в Лурдесе подчинялся Главному управлению международного военного сотрудничества, начальником которого я был в то время. Поэтому из соображений секретности не могу даже сейчас называть точные цифры наших убытков. Но поверьте, они колоссальные. Ведь немало аппаратуры для Лурдеса изготавливалось чуть ли не в единственном экземпляре. В других местах эту сложнейшую технику применить нельзя. Да и нет у нас больше подобных электронных центров. В результате много дорогостоящей аппаратуры списывалось и шло в металлолом. Кое-что десять лет без дела лежит на складах. Поэтому третья потеря нашего ухода с Кубы — чисто экономическая. Хотели сэкономить на арендной плате, а во много раз больше потеряли во время вывода Центра.

Источник: argumenti.ru