Бнай Брит и «Проект Интернационал»

нам пишут
просмотров 826

Все мы помним о царе Мидасе, проклятие которого заключалось в том, что все, к чему бы он не прикасался, превращается в золото. О проклятии, согласно которому происходит превращение идей. Но совсем не в золото, а другую субстанцию…

В какой момент национальные интересы стран и народов стали ставиться под сомнение? Как идеи патриотизма стали превращаться в жупел? Почему системно вытравливаются титульные нации? Что лежит в основе политики по разобщению русских? Что руководило и руководит людьми, продвигающими эту концепцию?

Ситуация в моей стране, высказывания «видных либеральных деятелей», споры об исторических событиях, просто вынуждает написать — «Об интернационализме интернационалистов».

Интернационализм стал основой коммунистической теории Маркса, которая, при всей ее внешней привлекательности, на практике стала «интернациональным проектом» решения «еврейского вопроса». Что не удивительно — в основе теории лежит т. н. «реформистский иудаизм», возникший с развитием капитализма к XIX веку, когда старые идеологические и социальные механизмы, формирующиеся еврейские общины вокруг синагог, стали давать сбои. Тогда на рынке идей возник Нахман Крохмаль, объявивший, в т. ч., об устранении «этнического фактора». Он исходил из текста Танаха, где написано, что «иудаизм — это “свет для всех народов”«.

«Освобождению» теперь подлежали не только евреи, а все, кто будет следовать «реформистскому учению», которое декларировалось как универсалистская и мессианская религия. Нельзя сказать, что эти заявления внушило доверие другим народам, зато оно вдохновило многих еврейских идеологов. Решать, что соответствует учению, а что нет, естественно, стали «избранные» еврейские Учителя, взявшие на себя нелегкое, но благородное бремя освобождения человечества.

Мы уже подробно разбирали, что среди ростовщиков, шинкарей, сборщиков налогов и управляющих имений к середине ХIХ века образовался многочисленный еврейский бедный люд, который стал средой распространения социалистического учения. Но, даже поменяв религию, в «реформисткой среде» по-прежнему правил миф об «избранности», практиковалась этническая самосегрегация, а «приближенность к Богу» все также «передавалась по наследству» по материнской линии.

Покидая свои местечки и переезжая в город, евреи меняли свой социальный статус, но только не «коллективное бессознательное» «народа Израиля». Дети и внуки раввинов и цадиков, отринув догмы иудаизма, сохранили традиции, поведенческие установки и мораль предков. И как истинные «универсалисты» они искали эти решения в «мировом масштабе». Поэтому не случайно, что отцом учения о «всемирной коммунистической революции» стал внук раввина, профессиональный философ Карл (Мордехай Леви) Маркс.

Мечтая об «освобождении всего человечества», новое учение, как и «реформистский иудаизм», осуществляло освобождение не всему человечеству, а «избранным». Только у Маркса «избранность» шла от Исторического Прогресса, разделившего человечество на две части: на избранный «прогрессивный» класс (пролетариат) и на «реакционный» класс (буржуазию и крестьянство). При этом весьма характерно звучит фраза, что пролетариату «предстояло стать могильщиком всех остальных классов».

При этом, следуя традиции «реформистского иудаизма», Маркс заявил, что и у буржуазии и «у пролетариата нет ни национальности, ни Отечества», превратив освобождение человечества в Интернациональный проект. Маркс полностью проигнорировал понятие патриотизма и приоритет интересов нации, наследуя отсутствие чувства государственности свойственное еврейской среде, ставя проблемы исключительно «мирового масштаба».

В 1864 г. революционерами-мигрантами в Лондоне было принято решение о создании 1-го Интернационала («Международного Товарищества рабочих») на митинге поддержки… «польского освободительного движения», которое щедро финансировалось из той же Англии. Именно в Лондоне в это же время на деньги Ротшильда увеличенными тиражами Герцен печатает свой «Колокол». И если раньше, во время Крымской войны, Герцен предлагал русским солдатам сдаваться в плен англичанам в Севастополе, теперь он предлагает это делать под Варшавой. Пик пропаганды приходится на разгар восстания, которое начинается одномоментно и только в русской части Польши. Таким образом, изначально «интернационал» имел антирусскую направленность. М. Рюбель признавал: «С начала своей карьеры (сначала как радикальные демократы, позже — как революционно настроенные коммунисты) и до конца жизни Маркс и Энгельс вели борьбу с русским абсолютизмом, предаваясь этой борьбе со страстью, не без основания называемой русофобией».

При этом из сотни членов Генерального Совета 1-го Интернационала, не менее половины имели еврейское происхождение, как и предыдущие аналогичные союзы. Маркс входит в тайный эмигрантский «Союз справедливых» (осн.1934, «League of the Just» или «Bund der Gerechten» — в России название «Всеобщего еврейского рабочего союза» трансформируется в просто «Бунд», куда входит и Гумпель Оппенгейм из семьи близкой Ротшильдам. В 1847 г. союз преобразован в «Союз Коммунистов». При этом подавляющее большинство политических эмигрантов и «профессиональных революционеров» живут в Лондоне на деньги еврейского финолигархата, в первую очередь Э. Ротшильда, который щедро финансировал социалистическое движение, считая его еврейским учением и одновременно используя для достижения своих целей. Наибольшего успеха финкапитал добивался в «либерализованных» парламентских странах, а сливки снимались при создании условий для перемещения золота между странами (кризисами и войнами). Ротшильды до сих пор контролируют мировую банковскую торговлю золотом.

Между тем, уже 4-й конгресс Интернационала в Базеле (6-12 сентября 1869 г.) выявил следующий «расклад сил»: 63% делегатов поддержали антиавторитарное крыло («бакунистов»); 31 % сгруппировались под текстами «марксистов»; 6% поддержали свои мютюэлистские убеждения («прудонисты»). Но «настоящие марксисты» плотно смыкают ряды и на следующем конгрессе 1872 г. в Гааге Бакунин и его сторонники исключаются из Интернационала, а Генеральный совет переносится в Нью-Йорк. Туда, где с 1843 г. обосновалась масонская ложа Бнай Брит («Сыны завета») — этнический клуб ростовщиков и торговцев, эксплуатирующий мистику иудаистских сект, взявшего на себя разработку планов отвечающих интересам «клабберов». При этом ложа ставит ту же цель «в объединении лиц еврейской веры в работе, направленной на удовлетворение их важнейших интересов и интересов всего человечества «, что и «реформистский иудаизм».

Любопытные параллели. В том же 1843 Маркс женится на Дженни фон Вестфален, подруге детства из прусской дворянской семьи и переезжает в Париж. В 1847 г. Лайонел Нейтан Ротшильд не смог занять свое место в палате общин из-за необходимости принесения присяги на Евангелии, семья Ротшильд развернула упорную кампанию за отмену этого правила. В том же году Маркс организует «Союз коммунистов», оказывается в Лондоне, а в начале 1848 г. он бросает в мир призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» (через год он окончательно перебирается в Англию). В 1858 г. Ротшильд произносит присягу на Торе, совершив «либеральный переворот» Английского парламента. С 186 г. они контролируют громадные финансовые потоки от международной наркоторговли совместно с шотландскими масонами — Матесоном и Сазерлендом, распространяя реальный «опиум для народа».

«Еврейский мир, образующий эксплуататорскую секту… тесно и дружно организованного не только поверх всех государственных границ, но и поверх всех различий в политических учреждениях, — этот еврейский мир ныне большей частью служит, с одной стороны, Марксу, с другой — Ротшильду. Я убеждён, что, с одной стороны, Ротшильды ценят заслуги Маркса, а с другой — Маркс чувствует инстинктивное влечение и глубокое уважение к Ротшильдам» — писал в то время Бакунин.

Этническая связь между евреями-социалистами и евреями-банкирами оказалась более значимой, нежели их классовые противоречия.

Источник: gidepark.ru