А Ющенко таки победитель… остальные — просто убийцы

нам пишут
просмотров 803

Увидев вместе Януковича, Ющенко, Кучму и Кравчука, люди шептались: «Надо же, как организовались. Какая делегация!»

Впервые в истории независимой Украины почтить память жертв голодоморов собрались все президенты: Леонид Кравчук, Леонид Кучма, Виктор Ющенко и В. Янукович.

Янукович, Кравчук, Кучма и Ющенко возложили композиции из колосков, калины, и цветы к «Свече памяти» жертвам Голодомора.

26 ноября 2011 г. в Украине отмечают День памяти жертв Голодомора. Четыре президента Украины — Виктор Янукович, а также бывшие главы государства Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко, возложили композиции из колосков и калины к скульптуре «Горькая память детства» и цветы к «Свече памяти». «Надо же, как организовались. Какая делегация!», — шептались люди, пришедшие почтить память погибших в 1932–33 годах. Многие из них принесли розы и государственные флаги с траурными лентами. Тем, кто не смог купить цветочки заранее, на подходе к мемориалу предлагали небольшие букеты с тремя-пятью колосками по 10 гривен.

На входе людей проверяли металлоискателями, но сумки никто не обыскивал.

Вместе с Януковичем небольшие композиции из калины и колосков принесли к памятнику премьер Николай Азаров и глава Киевгорадминистрации Александр Попов. Несмотря на холодную погоду, в головном уборе пришли только Азаров и Кравчук. Премьеру пришлось снять кепку и придержать ее локтем, чтобы не упала, когда он ставил горшочек с калиной.

Кучма, Кравчук и Ющенко шли рядом. Сразу за Леонидом Даниловичем следовал генеральный прокурор Виктор Пшонка. «Это неспроста», — шутили в толпе.

После возложения цветов и минуты молчания Янукович, Ющенко, Кучма и Кравчук ненадолго задержались у памятника, чтобы побеседовать. Азаров и Попов также находились рядом с ними.

После церемонии все четыре президента почтили память жертв тоталитаризма в заповеднике «Быковнянские могилы». Как сообщают СМИ, они ехали в одной машине и вместе вернулись в Киев.

См. ещё по теме:

Убийцы у власти или доля геноцида на душу президента

Народная инициатива: Забери своё у буржуя!

Численность населения Украины по областям, 1956–2010 гг., (млн. чел)

регионы 1956, млн. 1992, тыс. %1992/56, рост 31.12.2010, тыс. %2010/92,
падение
1 АР Крым 1,1 2 638,8 240 1 963,5 74,4
2 Винницкая обл. 2,1 1 911,9 90,9 1 641,2 85,8
3 Волынская 0,9 1 077,6 120 1 037,1 96,2
4 Днепропетровская 2,5 3 936,4 157,6 3 336,5  84,8
5 Донецкая 3,9 5 365,8 137,4 4 433,0  82,6
6 Житомирская 1,6 1 510,8 94,4 1 2 79,0 84,7
7 Закарпатская 0,9 1 281,4 142,2 1 247,3  97,3
8 Запорожская 1,4 2 116,1 150,0 1 801,3 85,1
9 Ивано—Франковская 1,5 1 461,0 93,3 1 379,7 94,4
10 Киевская 2,71 1 937,92 71,8 1 717,6 88,6
11 Кировоградская 1,2 1 251,2 104,2 1 009,9 80,7
12 Луганская 2,2 2 886,0 130,9 2 291,2 79,4
13 Львовская 1,2 2 776,9 230,8 2 544,7  91,6
14 Николаевская 1,0 1 360,3 136 1 183,2 87,0
15 Одесская 1,9 2 639,2 138,9 2 388,6 90,5
16 Полтавская 1,6 1 770,1 110,6 1 487,7 84,0
17 Ровенская 0,9 1 189,2 132,2 1 152,5  96,9
18 Сумская 1,5 1 432,2 95,3 1 161,5 81,1
19 Тернопольская 1,1 1 180,3 107,3 1 084,1 91,9
20 Харьковская 2,4 3 182,1 132,5 2 755,1  86,6
21 Херсонская 0,8 1281,2 160 1 088,2 84,9
22 Хмельницкая 1,6 1 572,2 98,1 1 326,9 86,9
23 Черкасская 1,5 1 536,2 102,6 1 285,3 83,7
24 Черновицкая 0,8 945,8 117,5 904,2 95,6
25 Черниговская 1,6 1 393,9 86,9 1 098,2 78,8
26 г. Киев 2 654,6 2 799,1 105,4
27 г. Севастополь 416,1 380,8  91,5
  Украина 41,9 52 244,1 126,3 45 778,5 87,6

За 12 последних лет на Украине исчезли 318 сёл. Лишь в 2010 г. не стало 15 сёл. Закрыто более 1500 школ. В школах обучается на 2,8 млн (или на 40%) меньше детей, чем в 1992 г.

Это ли не Геноцид?

Ежегодно в Украине умирают более 700 тысяч граждан

Глава комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева в ходе III Международной конференции по благотворительности заявила, что ежегодно в Украине умирают более 700 тысяч граждан, треть из которых трудоспособного возраста.

«Наши люди живут на 10 лет меньше, чем жители Европейского Союза и многих стран СНГ. Украина занимает 150-е место среди 223-х стран мира по показателю средней продолжительности жизни. Средняя ожидаемая продолжительность жизни в Украине составляет 69 лет, в странах ЕС — 74 года, а в странах СНГ: в Грузии — 76,7, в Молдове — 70,8, в Беларуси — 70,63, Узбекистане — 71,9 и т. д. При этом средняя ожидаемая продолжительность здоровой жизни в Украине равна 59,2 года, а в странах Евросоюза — 67 годам», — сказала Бахтеева.

По ее словам, смертность населения в Украине составляет 15,2, а в странах — членах ЕС 6,7 на 1000 населения.

«В нашей стране очень высокие показатели детской и мужской смертности. Уровень детской смертности в 2,5 раза превышает европейские показатели. Смертность мужчин трудоспособного возраста превышает аналогичный показатель даже в странах, в которых валовой национальный продукт в 4–6 раз ниже, чем в нашей стране», — подчеркнула Бахтеева.

Она также отметила, что в Украине — один из самых высоких в мире показателей смертности от сердечно-сосудистых заболеваний: 64% в структуре общей смертности, а это около 500 тысяч человек в год.

Напомним, на прошлой неделе директор Института демографии и социальных исследований Элла Либанова заявила, что украинцы в среднем умирают на 10-12 лет раньше, чем жители других европейских стран.

Источник: korrespondent.net

Власть поставила инвалидов-чернобыльцев на колени (репортаж из Донецка)

Нынешний год — это печальная годовщина Чернобыльской катастрофы, это 25-летие трагедии мирового масштаба. Она расценивается как крупнейшая в своём роде за всю историю атомной энергетики, как по количеству погибших и пострадавших от её последствий людей, так и по экономическому ущербу.

Но сегодняшняя действительность, к сожалению, такова, что именно в этот год в Украине инвалидов-ликвидаторов поставили на колени. И не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова.

Чернобыльцы стали экономически невыгодны, поэтому им в несколько раз урезали пенсионные выплаты. Есть люди, которым вместо 4 — 7 тыс. грн. начисляют 1 −1,2 тыс. грн. Это стало неожиданным для инвалидов-чернобыльцев, и теперь они откровенно признаются, что не знают, как погашать кредиты, взятые на лечение, на обустройство быта, на улучшение жизни…

С 15 ноября в Донецке самые отчаянные из них — около 50 человек, проводят голодовку в палаточном городке, требуя вернуть положенные по закону деньги. Их каждый день приходят поддерживать товарищи, стихийные митинги собирают до 300 человек.

По официальным данным управления здравоохранения Донецкой ОГА, за экстренной медицинской помощью в больницы города обратились уже 85 чернобыльцев, принимающих участие в акции протеста, из них 8 человек были госпитализированы.

Но, похоже, у власти сегодня главная проблема — как их убрать с улицы и развести по домам.

В ночь на 23 ноября Донецкий окружной административный суд по иску горсовета вынес решение о запрете акции протеста в связи с угрозой теракта. Но голодающие приняли решение не покидать палаточный городок. И вчера, 24 ноября, трое представителей инициативной группы в сопровождении прибывшего из Киева народного депутата Украины Михаила Волынца пришли в здание облгосадминистрации с надеждой еще раз напомнить о себе местной власти. Тем более, что, по словам чернобыльцев, на прошлой неделе, находясь в палаточном городке, председатель Донецкого облсовета Андрей Федорук обещал дать им слово на сессии 24 ноября.

Сессия была назначена на 13.00, но они пришли к 10.00, надеясь попасть и на коллегию облгосадминистрации, однако, присутствие в группе народного депутата помогло преодолеть лишь один кордон — на входе в администрацию, дальше их никто не захотел видеть.

Когда я подошла в ОГА за полчаса до начала сессии, увидела, что глава Донецкой областной организации инвалидов Чернобыльской катастрофы «Чернобыль-Еднисть» Николай Гончаров и комендант палаточного городка Владимир Деркач сидят прямо в вестибюле, недалеко от входа, а рядом с ними стоит Михаил Волынец.

Гончаров сидит с палочкой (он недавно выписался из больницы, куда попал прямо с акции), а у Деркача перевязана голова белой лентой с надписью «голодаю». Третьего их представителя, вышедшего на минуту на улицу, охрана уже назад не пустила.

Чернобыльцы рассказали о своих намерениях.

— Мы хотели попасть на коллегию, нас не захотели пускать. Теперь мы хотим попасть на сессию с просьбой к депутатам областного совета, чтобы они приняли решение и обратились к Президенту Украины о прекращении того беспредела и насаждения бандитизма, который творит правительство Украины в отношении чернобыльцев, в отношении афганцев, детей войны и других социально незащищенных категорий граждан. Но, похоже, нас не хотят слушать.

— Нас не хотят видеть и на сессии. Нам сейчас поступила информация о том, что во фракции Партии регионов в облсовете принято решение не пускать нас в зал и не предоставлять никаких слов. Но мы хотели обратиться к мэрам городов, к руководителям райгосадминистраций, к депутатам, чтобы они обратились к Президенту о том, что сегодня осуществляется геноцид против собственного народа.

— Здесь у нас недавно состоялся крупный разговор с Александром Бобковым, руководителем фракции Партии регионов в Донецком облсовете, который категорически отказывается от того, что с нами было ранее все согласовано. Это было на прошлой неделе в палаточном городке, мы попросили главу облсовета Федорука, и он сам обещал нам дать возможность обратиться к депутатам.

— Бобков сказал, что с нами и так работает комиссия по вопросу чернобыльцев…. Но работа комиссии заключалась лишь в том, что к нам приехали в палаточный городок и предложили оказать помощь самым нуждающимся. Они попросили нас предоставить списки, мы их составили, и на этом вся работа закончилась. Это списки не участников акции протеста и голодающих, это списки особо нуждающихся чернобыльцев — инвалидов I группы — онкобольных, людей с заболеваниями крови, а также тяжело больных детей. В этих списках 63 человека из всей области.

И эти списки были предоставлены. Все. Нам ничего не давали, мы ничего не получали от областного совета и облгосадминистрации, и ничего мы у них не просили.

— Мы вот попросили Михаила Яковлевича Волынца о том, чтобы он нас завел в здание госадминистрации и оказал содействие в том, чтобы мы попали на заседание коллегии и на заседание сессии. Но не вышло…. То есть, полностью депутаты отгородились от народа. Вот истинное лицо этих депутатов, которые бьют себя в грудь и кричат о том, что они с народом и за народ, за Конституцию и за законы.

Я подошла к Волынцу и спросила, почему он здесь и как он смотрит на сложившуюся ситуацию.

— Я вчера еще приехал, потому что чернобыльцы беспокоились о том, что есть решение суда, и что их могли выбросить с той территории, где они находятся, где они, по сути, лежат уже в таком не простом и физическом, и душевном состоянии.

Но, слава Богу, никто их вчера не тронул. Мы решили сегодня прийти на коллегию, но их никто не пустил. Я как депутат туда заходил, написал записку губернатору Андрею Шишацкому, попросил, чтобы людей все-таки пригласили, чтобы они могли изложить свою точку зрения, свою позицию и видение решения вопроса. Всего навсего. Но их не услышали, и меня не услышали, ответа не было.

Потом ко мне подошел руководитель фракции Партии регионов в Донецком облсовете Александр Бобков и предложил мне от имени чернобыльцев выступить на сессии. Но я считаю, что чернобыльцы здесь, и поэтому они, естественно, должны излагать сами свою точку зрения, потому что это они лежат там, в палаточном городке, много голодают, их дух, их мысль выражает состояние каждой клеточки организма. Естественно, было бы совершенно правильно, если бы о себе они говорили сами.

То, что сейчас происходит в Донецке… Я даже сам не понимаю, почему такое отношение к своим гражданам, тем, кто привел к государственной власти нынешнюю элиту…

На первом этаже в вестибюле администрации настенные часы показывали, что с минуты на минуту начнется сессия областного совета, которая проходит в красивом, современном, не так давно отремонтированном сессионном зале на втором этаже.

Волынец, Гончаров и Деркач, сопровождаемые несколькими журналистами, подходят к лестнице, ведущей на второй этаж. Но путь преграждают несколько решительно настроенных охранников.

— Мы не можем пропустить Вас.

— На каком основании вы не пропускаете на сессию?

— На основании распоряжения председателя областного совета.

— Мы вас очень просим, пожалуйста. Пусть Федорук выйдет и сам нам скажет.

— Ну, давайте я, как народный депутат Украины, возьму на себя ответственность.

— Нет, мы не можем.

Чернобыльцы продолжают уговаривать охрану пропустить их или вызвать к ним Федорука, который лично обещал им выступление на сессии.

— Пожалуйста, пропустите. Пусть сам Федорук выйдет и скажет, что не желает нас видеть

— Мы доложим об этом руководству. Все. После окончания сессии.

— После окончания сессии все депутаты, как и мэры городов, оденут свои теплые пальто, сядут в теплые шикарные автомобили и — хрен с нами… Стояли мы и будем стоять… Мы хотим донести депутатам области, мы избирали их, почему они не хотят нас видеть? …

В чем проблема? Пропустите нас туда. Перед вами стать на колени? Мы станем!

Два инвалида-чернобыльца становятся на колени… Стало больно за них. И, по-моему, каждому нормальному человеку стало стыдно перед ними за то, что их государство сегодня поставило на колени….

Охрана суетится и со словами «ребята, ну зачем вы это делаете? Зачем вы это делаете? Зачем позоритесь?», подставляет два стула и просит сесть.

Чернобыльцы согласились встать с колен в ответ на обещание пригласить к ним немедленно председателя областного совета.

«Мы сейчас доложим об этом. Присядьте, пожалуйста, на стулья, пожалуйста, присядьте, мы вас убедительно просим. Сейчас мы доложим руководству об этом. Присядьте, пожалуйста», — говорит старший из охраны и удаляется, а те, что моложе, остаются, преграждая путь на второй этаж.

Больше возле чернобыльцев этого руководителя охраны не было видно, как в прочем, и главу облсовета.

Гончаров, Деркач и Волынец остались ждать.

Чернобыльцы стали опять объяснять журналистам, что не просят привилегий для себя, а хотят, чтобы в стране выполнялись законы, и нарушители несли ответственность.

— Кабинету министров Украины никто не предоставлял права устанавливать размеры социальных выплат. Это прерогатива Верховной Рады Украины, и все. Согласно ст.19 Закона Украины о государственных стандартах и государственных гарантиях, установлено, что размер минимальной пенсии по возрасту и размер минимальной заработной платы устанавливается исключительно Законами Украины, но не постановлением Кабинетом министров. В данном случае Кабинет министров перебрал на себя функции и сейчас диктует, что всем будет платить так, как он хочет.

— Якобы нам назначают пенсии по решению суда, но это ложь. Пенсия по решению суда назначаться не может, это скажет любой юрист. А народу Украины преподносят так, что чернобыльцы находят какого-то судью, платят ему…

В данном случае то, что у нас имеется на руках, — это то, что суд признал неправомерные действия Пенсионного фонда и обязал Управления Пенсионного фонда произвести перерасчет и выплату пенсий в соответствие с требованием норм Чернобыльского закона. А нормы Чернобыльского закона говорят о том, что во всех случаях пенсия инвалидов-чернобыльцев I группы не должна быть ниже десяти минимальных пенсий по возрасту; инвалидов II группы — восьми минимальных пенсий по возрасту и инвалидов III группы — шести минимальных пенсий по возрасту.

Мы защищены не только нашим Чернобыльским законом, но и 58-й и 22-й статьями Конституции Украины. То есть, Кабинет министров прекрасно понимает, что легитимным путем у нас забрать наши пенсионные выплаты нельзя, он просто втупую выдает распоряжение Пенсионному фонду не выплачивать. Они людей в нас не видят, мы для них — быдло.

— В данном случае к нам залезли в карман воры — в лице Азарова и Тигипко, украли у нас деньги. И пока прокуратура Донецкой области не усматривала факта хищения средств у инвалидов — говорят, последний срок пенсионных выплат — 25-е число.

При личной встрече с губернатором прокурор области специально заявил — подождите 25 число, тогда и будем делать соответствующие выводы — возбуждать или нет уголовное дело по факту не выплат всей суммы пенсий. Посмотрим…

— Вот, если у вас вырвали сумку с деньгами, вы будете кричать «Люди помогите!». И мы голодаем, чтобы люди поняли… Если сейчас мы это пропустим, у всех начнут урезать пенсии и воровать. Не должна власть остаться безнаказанной.

— А со стороны Кабинета министров идет информационная война. Они пытаются убедить народ Украины в том, что мы, те, которые лежат в палаточном городке в Донецке, получаем свыше 30 тыс. грн. пенсии. Но губернатор Донецкой области знает — у него есть информация из Главного управления Пенсионного фонда, что у нас ни у кого в регионе нет этих заоблачных пенсий.

— Кстати, Азаров — уже пенсионер. Какую он получает пенсию, и какую заработную плату? И за какие заслуги перед народом Украины он получает эти выплаты?

Мы, сидящие перед вами, заслужили свою пенсию. Мы ничего не просили, нам государство ее дало и это обязанность государства — нам дали ее за потерю здоровья. Чернобыльский закон указывает, что государство взяло на себя ответственность и обязуется возместить за причиненный ущерб здоровью. У нас нет никаких доплат, у нас есть государственная пенсия и все.

А они говорят, что мы не правильно получаем с 2007 года….

Я не удержалась и спросила у чернобыльцев, за кого же они голосовали на президентских выборах. Ответил только Гончаров:

— Вы знаете, если честно — мне стыдно. Я вам скажу — Президента Украины я знаю давно, я с ним вместе работал, у меня с ним были нормальные отношения, я за него голосовал.

Но то, что он творит сейчас и то, что он говорит… В недавнем прошлом висели по всему городу биг-борды с его призывом «я услышу каждого»… Да фиг вам — он не слышит никого, он, по-моему, сам себя не слышит.

Поэтому, ну не виноват народ Донбасса за Президента, который отвернулся спиной к собственному народу и не хочет слышать.

Я обращался к нему и письменно, и через СМИ — «Виктор Федорович, выскажи свою позицию в этом отношении». Но Виктор Федорович высказался в начале ноября на заседании Кабинета министров, что, дескать, вооружаются люди, что они пытаются захватывать административные учреждения… Да никто не пытается захватывать.

Время шло, сессия тоже мирно шла своим чередом, но никто не спешил дать ответ чернобыльцам. Михаил Волынец заторопился на пресс-конференцию, вызвал такси, и Гончаров с Деркачем решили ехать с ним.

Журналисты остались дожидаться объяснений главы облсовета и губернатора.

Андрея Шишацкого удалось поймать еще на трибуне в сессионном зале, но он буквально убегал от комментариев.

«Я встречался неоднократно с чернобыльцами. Они просились на сессию областного совета, и вы задаете вопрос не по адресу. Я не руководитель областного совета», — сказал он журналистам. На вопрос, передали ли ему сегодня просьбу чернобыльцев, губернатор категорично повторил: «Я еще раз говорю: я встречался с чернобыльцами неоднократно, выезжал к ним, поэтому передо мной на коленях стоять не надо».

На реплику корреспондентов, означает ли такой ответ, что за все сегодня отвечает только Федорук, губернатор ничего не ответил, быстро сел в лифт и уехал.

На пресс-конференции после сессии председатель областного совета не ушел от ответа и объяснил:

— На прошлой неделе я, действительно, встречался с ними. После этого были проведены еще ряд встреч. Что касается сегодняшнего проведения сессии и допуска туда представителей митингующих чернобыльцев, то я могу сказать, что у них идет бессистемная работа в плане их обещаний и в плане видения решений тех проблем, которые на сегодняшний день есть. По регламенту областного совета они должны были подать заявку об участии в сессии. Такой заявки от них не поступило.

Кроме этого, сегодня и к ним, и к нам приехал народный депутат Волынец. Вместе с представителями митингующих чернобыльцев ему было предложено передать те слова, те просьбы, которые сегодня у чернобыльцев есть, но он этого не сделал. Почему он этого не сделал — не знаю.

Возвращаясь к регламенту областного совета, он мог выступить в разном и то, что они хотели сказать депутатам областного совета, они могли это донести через народного депутата Волынца.

Федорук также подчеркнул, что «и облсоветом, и областной госадминистрацией была проделана огромная работа по нормализации обстановки перед тем, как они начали захватывать Пенсионный фонд и проводить акцию протеста возле него».

На мой вопрос, знал ли Федорук о том, что чернобыльцы стали на колени, чтобы их пустили в сессионный зал, он ответил:

— То, что они сегодня стоят на коленях, мне не сказали…

Во-первых, еще раз хочу сказать, что по регламенту на сессиях областного совета может присутствовать народный депутат, и мы ему могли предоставить слово в разделе «разное». Но, в соответствие с регламентом, Волынец не мог подарить чернобыльцам свое время.

Уже через некоторое время после того, как закончилась пресс-конференция Федорука, Донецким облотделением Партии регионов было распространено сообщение со ссылкой на Александра Бобкова, в котором голодающих чернобыльцев обвинили в провокации и попытке дестабилизации и срыва работы сессии облсовета.

«Лица, пытавшиеся 24 ноября прорваться на сессию Донецкого облсовета от имени участников акции протеста — чернобыльцев, преследовали цель дестабилизации и срыва работы высшего представительского органа области», — было сказано в этом сообщении.

Вечером в палаточный городок к протестующим приходили несколько представителей государственных исполнителей и требовали прекратить акцию.

Но госисполнители пришли без решения суда, поэтому чернобыльцы им не подчинились и посоветовали прислать на юридический адрес общественной организации «Чернобыль-Еднисть» и исполнительный лист, и решение суда.

Голодающие в палаточном городке поблагодарили журналистов, которые помогли им в этот вечер «отбиться» от госисполнителей.

Вход в здание Пенсионного фонда по-прежнему охраняли 3–4 милиционера, сквозь фасадные стекла было видно, что внутри постоянно находятся еще 15–20 сотрудников. Напротив здания — по-прежнему 17 палаток, в самой большой, «штабной», с маленькой буржуйкой, проводят голодовку 39 чернобыльцев. Большинство лежат, кто-то сидит. На каждом свитера, куртки, телогрейки: ночью мороз пробирает до костей.

По палаточному городку бродят полтора десятка дежурных чернобыльцев — посматривают по сторонам, опасаясь внезапного прихода «исполнителей».

Рядом с палаточным городком постоянно дежурит «скорая помощь». Бригады врачей меняются через несколько часов. Молодой мужчина — дежурный врач — рассказывает, что заступил на смену после 17.00. За это время к ним никто из голодающих не обращался.

— Первые дни голодовки мы в палатки к голодающим как-то заходили, они сами просили, кому-то стало с сердцем плохо. А вообще они сами приходят — давление измерить или таблетку попросить…Конечно, сказывается и возраст, и здоровье…

Елена Колгушева, Донецк

Источник: unian.net